2003.07.25

Дочь Понаровской работает стриптизершей

Ирина Понаровская крайне неохотно вспоминает о своей приемной дочери-мулатке. Когда-то это милое дитя стало причиной громкого развода певицы с четвертым по счету мужем - темнокожим музыкантом Вейландом Роддом. А теперь артистка и знать ее не хочет.

Злоключения Антоники начались в тот момент, когда ее родная мамаша Марина Кормышева, 18-летняя пэтэушница из города Златоуст, решила продать свою дочь Ирине Понаровской. Это случилось в 1983 году во время уральских гастролей певицы. После одного из выступлений провинциальная девушка с 11-месячной, завернутой в какие-то тряпки малюткой на руках пробралась за кулисы и предложила столичной звезде взять черного ребеночка всего за 50 рублей.

Нельзя сказать, что Ирину Понаровскую эта просьба сильно шокировала. В это время она была замужем за темнокожим музыкантом Вейландом Роддом. Из-за больных почек никак не могла родить ребенка и втайне уже давно вынашивала планы взять малыша из детского дома. Поэтому, немного подумав, согласилась со странным предложением. Последним доводом в пользу удочерения стали слова уральской пэтэушницы: "Лучше возьмите девочку, а то эта обезьянка у меня все равно подохнет!"

Изверг-отчим

- Понаровская дала мне новое имя - Бетти. Научила ходить, разговаривать. Ирина меня боготворила, но ее муж - негр Вейланд Родд меня невзлюбил, - рассказывает мулатка. - Он с самого начала был против удочерения, а когда Понаровская родила ему сына, неприязнь ко мне переросла в открытую ненависть. Он мог придраться по любому поводу, больно бил за малейшую провинность или просто так, от скуки. А после того, как я его укусила, Вейланд решил от меня отделаться. Однажды, воспользовавшись тем, что мама надолго уехала на гастроли, он привел меня в отделение милиции и сказал: мол, к ним в дом подбросили чужую девочку. Очень нервную и опасную. Ему поверили.

Вернувшейся с гастролей Понаровской муж соврал, что ее приемную дочь забрала родная мать, внезапно нагрянувшая в дом с милицией. Ирина, не имевшая на ребенка официальных прав, вынуждена была с этим смириться. Правда открылась, когда через два месяца уральская мамаша приехала в Москву за очередной денежной мздой. Ирина, не простив мужу подлого поступка, подала на развод.

Адский детдом

Из московского приемника-распределителя бедная Антоника попала в челябинский детдом. Жизнь для нее там превратилась в сущий ад. Трехгодовалая темнокожая крошка на собственной шкуре почувствовала, что это значит быть черным ребенком в России. Воспитатели и дети относились к ней, как к обезьянке из зоопарка, постоянно дразнили, обижали. Некоторые вообще считали сумасшедшей. Ведь, как только по телевизору начинала петь Ирина Понаровская, кучерявая девочка бежала к экрану с криками: "Смотрите, это моя мама!"

Мучения малышки кончились, когда над ней из жалости взяла опекунство одна из воспитательниц - Валентина Быкова. Пожилая женщина перевезла ребенка из негостеприимного детдома в просторную трехкомнатную квартиру. Где впервые за два года девочку угостили конфетами и сухарями.

Так совпало, что через полгода в Челябинск с гастролями приехала Понаровская. Увидев на афише знакомое лицо, маленькая Антоника уговорила свою новую приемную маму купить два билета на выступление столичной знаменитости. Во время концерта чернокожая девочка, выбрав момент, выскочила на сцену с огромным букетом цветов. Но в кучерявой шестилетней худышке Ирина не узнала свою приемную дочерь. Такого предательства ребенок не ожидал.

Шок в прямом эфире

11 лет спустя, смотря по телевизору программу Оксаны Пушкиной "Женские истории", повзрослевшая Антоника вновь увидела Понаровскую. Известная певица на всю страну рассказывала слезливую историю о пропавшей дочери-мулатке и просила тех людей, кто что-нибудь знает о ее судьбе, дать весточку о девочке.

- Я написала в «Останкино», что жива-здорова и сама хочу увидеть приемную маму, - рассказывает девушка. - Мое письмо попало в программу "Ищу тебя". Меня пригласили в Москву, сказав, что устроят встречу с Ириной прямо в эфире. Для нее это было настоящим ударом, потому что Понаровскую специально не стали предупреждать заранее. После программы мы обнялись и долго не отпускали друг друга. Мама плакала, просила прощения за то, что в свое время не смогла найти меня. Она предложила переехать к ней в Москву.

У Антоники появилось ощущение, что она снова оказалась в раю. Понаровская приодела провинциальную девушку по последней моде, подарила дорогой браслет, стала брать с собой на ночные тусовки. На публике, как и прежде, певица называла свою приемную дочь Бетти. И хотя девушка привыкла к другому имени, она не протестовала.

С 14-летним Энтони, родным сыном Ирины Понаровской, Антоника быстро подружилась. А вот с мрачной домработницей певицы найти общего языка не получилось. Эта женщина почему-то невзлюбила юную мулатку. По словам Антоники, в отсутствие хозяйки дома та постоянно приставала к ней, обзывала "проституткой", "наркоманкой". А однажды обвинила бывшую детдомовскую девочку в краже драгоценностей. Ирина Понаровская поверила словам домработницы и выставила приемную дочь за дверь. После двух месяцев счастливой московской жизни Антоника вынуждена была снова вернуться в провинциальный Челябинск. Но жить в захолустье она уже не могла.

Папа исчез в пампасах

Вскоре сиротка окончательно перебралась в столицу. Первым делом Антоника решила через посольство Анголы разыскать родного отца Доменгужа Жозе Тома Томаса, живущего с ее братом где-то в Африке.

Пока длились поиски, мулатка буквально умирала с голода, жила чуть ли не на вокзале, но дала себе клятву назад не возвращаться. По старой памяти попробовала попросить помощи у Ирины Понаровской. Но бывшая приемная мать в первый раз прохладно поговорила с ней по телефону. А во второй - вообще повесила трубку.

Через случайных уличных знакомых Антонике удалось устроиться официанткой в один из московских ресторанов. А недавно ее взяли танцовщицей в ночной клуб "Дивас". Девушка считает свою работу временной. Она хочет накопить немного денег и поступить на экономический факультет в какой-нибудь из столичных вузов, чтобы начать нормальную человеческую жизнь.